Услуги

06.07.2004

12 месяцев тревоги

12 месяцев тревоги

Женский журнал «Здоровье» №7, 2004

 

Однажды утром Оксана Юрченко заметила под левым глазом у дочери легкую припухлость (Маринке тогда было всего полтора месяца). Мама сочла ее отпечатком долгого детского сна и не придала особого значения. Но на следующий день припухлость не исчезла. Более того, за каких-то четырнадцать дней она увеличилась вдвое, и маленькую героиню нашего проекта пришлось показать окулисту.  

 

Она всегда растет

Детский офтальмолог поликлиники по месту жительства терялся в догадках и, прописав на всякий случай лекарства от конъюнктивита, направил девочку на консультацию в  "Охматдет". Здесь Оксана впервые услышала диагноз-предположение: «гемангиома» – (доброкачественная сосудистая опухоль, возникающая у детей в возрасте до года) и  возможный вариант лечения гормональными  таблетками, которые дети якобы хорошо переносят. Потом была консультация в ИПАГе, где сосудистый хирург так и не смог идентифицировать припухлость и, чтобы исключить вариант злокачественной опухоли, назначил небезопасное обследование – томографию (сканирование) мозга ребенка. К счастью, Марина избежала рискованной процедуры. Ситуацию прояснила консультация в Клинике Лазерной медицины доктора Богомолец.

У девочки действительно оказалась подкожная форма гемангиомы. Вопросы  "что это", "от чего" и "что делать дальше" лишили покоя не только Маринкиных близких. Каждый год они возникают у 10% новоиспеченных родителей, ведь по статистике в Украине 10 детей из 100 сталкиваются с похожей проблемой. Ответить на спонтанное «что это», риторическое «от чего» и классическое «что делать» мы попросили Ольгу БОГОМОЛЕЦ, врача дерматолога высшей категории, доктора медицинских наук, координатора Европейской ассоциации лазерной дерматологии в Восточной Европе.

Увы, назвать точную причину появления гемангиом современная наука пока не берется: наследственному фактору врачи отводят всего 10%. Скорее всего, «питающий сосуд» опухоли – плохая экология, токсическая атака на плод во время беременности (в городах процент таких аномалий намного выше, чем в сельской глубинке). Кстати, Чернобыль, на этот раз не при чем: в разных областях Украины статистика гемангиом примерно одинакова. Известно лишь, что чаще эта проблема возникает у недоношенных детей. И еще: девочки в силу гормональных особенностей сталкиваются с ней в три раза чаще, чем мальчики.

Обычно доброкачественная сосудистая опухоль вырастает не под кожей, как в случае с Мариной, а на ее поверхности. Сначала наблюдательная мама замечает на лице малыша — излюбленном месте дислокации гемангиом —  небольшое белое пятнышко. Вскоре на нем появляется красная царапинка, которая начинает быстро расти, набирать цвет и, если лечение не проводится вовремя, превращаться в клубок из кровеносных сосудов. В 80% случаев новообразование возникает в первые два месяца жизни ребенка, в оставшихся 20-ти – опухоль  диагностируют сразу после рождения. Характерная примета – гемангиома всегда растет. Иногда – с большой скоростью: за каких-нибудь две недели она способна увеличиться вдвое. Есть два опасных возраста, когда опухоль может стремительно вырасти в размерах: 2—4 месяца и 6—8-м. Ее рост замирает вместе с первым днем рождения малыша - после 12 месяцев,  но до этого времени она может натворить много бед.  

 

Прогнозы и лечение

Самая большая неприятность – способность гемангиом прорастать в подлежащие органы и разрушать их. Если опухоль появилась рядом с глазом, она может прорасти в  него  и угрожать зрению, если возле уха, возможна потеря слуха. Соседство с носом или ртом рождает риск ее прорастания в носовые ходы и гортань. В этом случае, кроме косметических дефектов, гемангиома нарушает дыхание ребенка. Кроме того, новообразования могут кровоточить, инфицироваться и даже быть причиной смерти. Впрочем, существует и более счастливый сценарий развития событий: тихо просуществовав на теле малыша двенадцать месяцев, геманогиома может рассосаться – уйти сама по себе. Но счастье переменчиво, поэтому лечение ребенка важно провести вовремя. 

«Если гемангиома появилась на лице или рядом с физиологически важными отверстиями, ее следует пролечить в  течение трех дней после постановки диагноза, — объясняет Ольга БОГОМОЛЕЦ. – Причем независимо от того, растет она или  нет. Таковы рекомендации Всемирной организации здравоохранения. Спрогнозировать поведение опухоли очень сложно, поэтому на этапе, когда она плоская и не проросла в глубину, ее нужно быстрои безболезненно удалить с помощью сосудистого лазера. Активный рост опухоли – прямое показание для немедленного лечения, ведь если гемангиома успевает прорасти в орган, бесследно убрать ее уже не удастся».

Тактика лечения зависит от возраста ребенка, скорости ее роста и степени прорастания. Иногда единственно правильным выходом  оказывается операция. Без скальпеля хирурга не обойтись, если у гемангиомы есть питающий сосуд:другие методы лечения в этом случае не  дадут желаемого результата. На операционном столе хирург перевязывает кровеносный сосуд, и опухоль остается без подпитки. В худшем варианте (когда гемангиома очень большая и быстро растет), маленькому пациенту приходится назначать системные гормональные препараты.

Пока гемангиома еще поверхностна, сосудистый лазер ( единственный метод, не разрушающий ткани, а стимулирующий самостоятельное рассасывание клубка  сосудов) бесследно убирает ее за несколько процедур. Если небольшая опухоль успела прорасти в толщу тканей, применяется склерозирование – введение в новообразование специальных, склеивающих сосуды, веществ. Чаще всего это преднизолон – гормональный препарат, который действует локально и  почти  не влияет на состояние здоровья ребенка. Иногда, подобно грибку, гемангиома тянется вверх. В таких случаях ее замораживают жидким азотом (методом криодиструкции). В память о процедуре остается гладкий розовый рубец, который, увы,  растет вместе с ребенком. Самым «заметным» способом решения проблемы считается электрокоагуляция (она меняет внешность ребенка), а самым «невидимым»,  специальный сосудистый лазер на красителе с длиной волны 595  нанометров: лечение его лучом оставляет кожу в идеальном состоянии. Случается, «мирную», гемангиому, расположенную далеко от стратегически важных участков тела, просто оставляют под наблюдением врача – это один из немногих случаев, когда тактика ожидания оказывается оправданной. 

И, несмотря на это, самой непростительной Ольга Богомолец считает выжидательную позицию врачей. Часто в надежде, что опухоль рассосется, хирурги и дерматологи рекомендуют повременить с лечением, хотя ожидание может стоить ребенку очень дорого. Лазеротерапия исключает этот риск. Впрочем, сегодня в Украине отдельные клиники дискредитируют этот метод: в Киеве рекламируются десятки центров, убирающих гемангиомы с помощью лазерного луча. Но манипуляции оставляют на теле ребенка рубцы, ведь вместо сосудистого лазера на красителе используются травмирующие аргоновый лазер, лазер на парах меди, СО2 лазер, лампы-вспышки и даже коагуляторы. Под вывеской «лазеротерапия» непрофессионалы просто зарабатывают деньги на  доверчивых пациентах.

К счастью, здоровье нашей Марины – в безопасности. Ее гемангиома относится к разряду спокойных. После активного роста в первые месяцы жизни опухоль «уснула». Сейчас девочка проходит процедуру склерозирования сосудов (увы, подкожные гемангиомы не убираются лазером). Возможно, двух уколов будет достаточно, опухоль рассосется и операции удастся избежать. Еще есть время. И есть надежда.

 

Виктория КУРИЛЕНКО

Перезвонить мне

Задать вопрос